СОТРУДНИЧЕСТВО МЕЖДУ МОНГОЛИЕЙ И РОССИЕЙ В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

Чулуунхуу Дэлгэржаргал
Томский политехнический университет, г. Томск
deegii_900226@yahoo.coм

Научный руководитель: Гузырь.В.В, канд. экон.наук, доцент

Взаимоотношение народов наших стран в сфере знаний и духовной культуры насчитывает многовеконую историю. Монголы, создав свою государственность 2000 лет назад, оставили заметный след в мировой цивилизации подтверждается писвменностью, знаниями и духовным достижениями кочевников того времени. Монголы, начиная с Империи Хунну вступили на путь цивилации, имели свою письменность, установили свой контроль над Великим шелковым путем, отправляли своих послов в соседние страны и обменивались с ними посланиями [1].

Археологические памятники Хуннуского периода свидельствуют, что в те времена целенаправленно развивалась деятельность по обучению боевых слонов, и в мирное время проводилась военная подготовка. Хунны владели основами знаний о сущности и первопричинах явлений. Они владели технологией по разведке железной руды, по её выплавке и изнотовлению железного оружия. Они пользовались лунным календарем и создавали географические карты. Несомненно, что они накопили достаточные знания и опыт по разумному использованию пастбищ и скотоводству.

Монголы, наследуя и развивая национальную письменность и культуру, дошли до Великого Монгольского государства. Чингисов камень, который хранится в городе Санкт-Петербург, представляет собой памятник культуры монголов XIII в. Чингисхан, будучи разумным человеком, внес большой вклад в развитие письменности и распространение знаний среди монгольского народа. Академик Ч.Далай, на основании сведении Ала ад-дина Ата Малика ибн Мухамедда Джувейни (1226-1283), отмечал, что “Чингисхан издал указ об обучении монгольских детей грамоте” [2с 246]. В период Велткого Монгольского государства были созданы школы и во времена Угедей хаана особое внимание отводилось обучению и подготовке ученых.
В Монгольской империи, особенно в Юаньской империи Хубилай хаан для подготовки государственных чиновников, призванных служить в аппарате управления страной с мультикультурной цивилизацией создал в 1271 г. В Пекине Гимназию государственных юношей и Ведомство по просвещению монгольских государственных юношей.

В Каракотуме и в других столичных городах империи развивались оружейное производество, исскуство, архитектура, народная медицина, правоведение, география и астрономия. Были созданы Совет мудрецов, Институт истории, Институт мудрецов, апеллирующие на знания и мудрость. Система обучения столярному ремеслу на основе домашнего и монастырского обучения сохранились практически вплоть до XX в.
Правительство Богдо-хана в 1911 г. учредило Комитет изучения Монголии, а народное правительство Монголии в 1921 г. учредило Книжную плату. Хотя при вторичном возрождении монголов после приобретения незавимости, большое вляние оказали такие факторы, как экспорт революции, изменения в региональной и международной расстановке сил, но, самое главное, это было результатом борьбы патриотически настроенной и образованной прослойки людей, имеющих свою происхождение от разумных кочевников, на взгляды которых непосредственное влияния оказал традиционный кочевой образ жизни со своим национальным менталитетом. Коренные знания и менталитет монголов и ценности кочевой цивилизации до сих пор продолжают давать свои плоды.
Если рассматривать взаимоотношение экспериментальной науки и религиозных воззрений Запада и Востока и оссобенности оседлых и кочевых обществ, то предпочтение интеллектуальной и духовной системы оседлой западной цивилизации и стремление монголов развиваться, ориентируясь на Запад, иногда ведет к прямо противоположному контексту, что мол “кочевники дикие, темные и не имели свой письменности”.
Исторически монголы стремились мирно сосуществовать со своими соседями. Если со своим южным соседом они устанавливали равноправные договоры и защищали территориальную целостность свой страны, то совместно со своим северным соседом монголы способствовали созданию централизованного государства и обеспечивали обмен знаниями и технологиями между Западном и Востоком.

В рабочем плане Монгольской комиссии АН СССР на 1935 г. особо отмечено “Монгольские археологические материалы имеют большое значение в выявлении неисследованных сторон производственной деятельности, быта и общественных отношений прошлого. Это подтверждается раскопками на Ноин-Ула (1924-1926). Материалы раскопок предоставляют уникальную возможность обществоведам для раскрытия особо интересных вопросов формирования специфической формы феодализма, основанной на кочевом скотоводстве. Для исследователей культуры открыты новые сведения и возможности для изучения животного стиля, столь широко распространенного на севере Евроазийского континента, и для изучения культуры древного Китая и Ирана. А также для технологов все отчетливее становятся способы шелкопрядства, которые до настоящего времени оставались неизвестными.

Вышеперечисленные результаты также относятся и к истории народов СССР.